От обвинений в шпионаже в пользу США до работы переводчиком Интерпола: жизнь художницы и резидента Монако Зои Скоропаденко – это коллекция красочных рассказов для званого ужина. Ее искусство, однако, стремится, прежде всего, к простоте, переосмысливая вневременные темы и повседневные мотивы.

Зоя Скоропаденко родилась в Кривом Роге, промышленном городе Украины. В детстве она влюбилась в искусство благодаря друзьям матери, которые приходили рисовать у нее дома. Однако, пока она училась в художественной школе на протяжении всего детства и юности, ни она, ни ее семья не воспринимали искусство как будущую профессию Зои.

Живопись не рассматривалась как вариант будущей профессии, в стране, где нечего было есть

В университете она изучала международную журналистику. «Живопись не рассматривалась как вариант будущей профессии, в стране, где нечего было есть», — говорит она с улыбкой на лице. «Родители сказали мне заниматься журналистикой, потому что газеты всегда будут продаваться».

Они до сих пор думают, что я шпион, но сейчас они очень осторожны со мной, так как Украина под каблуком у Америки.

Прежде чем Зоя Скоропаденко смогла закончить учебу, ее выгнали из Львовского университета по подозрению в шпионаже в пользу ЦРУ. «На самом деле они до сих пор думают, что я шпион, но сейчас они очень осторожны со мной, так как Украина под каблуком у Америки». Обвинителем был один из ее преподавателей, который по совместительству оказался бывшим агентом КГБ. «Он меня подозревал, потому что я была редактором студенческой газеты и была очень активной в университете», — объясняет Скоропаденко. «Я также знала очень хороший английский, что для Украины было редкостью».

Первые шаги в Монако

Хотя Зоя Скоропаденко приехала в Монако не для того, чтобы заниматься искусством, однако именно на Лазурном берегу она решила стать художницей. После того, как ее выгнали из университета, она нашла работу в качестве медиа-консультанта в Княжестве. В Монако будущая художница также работала внештатным переводчиком в Интерполе. «У меня столько историй за время работы в Интерполе. Я даже переводила во время допросов по делу о «Розовой пантере».

Все это время Зоя Скоропаденко не переставала делать наброски. В конце концов, по настоянию друзей, она выставила некоторые из своих работ в галерее в Монако и продала свою первую картину. «Я решила, что стану художницей на полную ставку, когда продам свою первую картину», — рассказывает она. «Но это заняло много времени. Я за восемь лет не продала ни одной картины».

Зоя Скоропаденко с осьминогом

Прорыв

Зоя Скоропаденко впервые привлекла международное внимание серией под названием «Торсос». На картинах изображены осьминоги, расположенные на полотне таким образом, что напоминают части человеческого тела. Написанные на темном фоне работы являются своего рода аллюзией на анатомические рисунки эпохи ренессанса и идеальные греческие бюсты. «Я была бедной художницей в то время. Это произошло сразу после кризиса 2007 года, и я потеряла большую часть своего дохода», — вспоминает она. Местный рыбак дал ей 3 осьминога. Вместо того чтобы их съесть, Зоя их написала.

Когда смотришь на искусство, понимаешь, что за 3000 лет ничего не изменилось

Серия обеспечила ей выставку в Лондоне, которая положила начало ее международной карьере: редактор арт-журнала Creative Review посетил выставку и представил Зою Скоропаденко в следующем номере журнала как «Откровение года». «После этой статьи я была нарасхват, мой телефон разрывался». Серия «Торсос» даже выставлялась в Совете Европы, где депутаты обвиняли работы в «порнографии».

«Торсос» © Зоя Скоропаденко

Источники вдохновения Зои Скоропаденко

Зоя Скоропаденко интересуется константами. «Когда смотришь на искусство, понимаешь, что за 3000 лет ничего не изменилось. С «Торсосом» я хотела переосмыслить один из старейших сюжетов в истории искусства».

Люди в музеях хотят смотреть на понятные, знакомые сюжеты. Они хотят увидеть что-то простое, что-то трогательное.

Она рассказывает о своей последней работе, серии натюрмортов под названием «Новые мастера Помпея». «Я начала вдохновляться голландскими мастерами, но потом пошла в Археологический музей в Неаполе и поняла, что римские художники делали то же самое тысячелетиями до них».

«Люди пьющие кофе» © Зоя Скоропаденко

Художница не особо увлекается современным искусством, которое она отвергает как «шум» и обвиняет его в стремлении изображать ужасные сюжеты. «Люди в музеях хотят смотреть на понятные, знакомые сюжеты. Они хотят увидеть что-то простое, что-то трогательное. Сюжеты должны разговаривать с людьми. Лучшая тема — самая простая и старая».

«Люди пьющие кофе» © Зоя Скоропаденко

Искусство Зои Скоропаденко переосмысливает бытовые сюжеты: пейзажи, тела, стеклянные сосуды, расписанные пастельными красками. Еда — повторяющийся сюжет. На визитной карточке, которую Зоя нам дает, изображена японка с едва заметной чашечкой кофе. Работа входит в серию «Люди пьющие кофе», которая в минималистских мазках изображает людей минувших эпох, пьющих кофе, от женщин в корсетах и кимоно до мужчин во фраках.

© Зоя Скоропаденко

Несмотря на коронавирус, у Зои Скоропаденко масса проектов. Она регулярно курирует проходную галерею во Дворце ла Скала в Монако и ищет галерею площадью 300 квадратных метров в Париже для проведения двухдневного вернисажа. «Я поняла, что жизнь — это театр одного актера. Если я хочу сделать выставку, я должна сделать так, чтобы это произошло. Я не могу просто сидеть и ждать, пока кто-то пригласит меня на выставку».