Pеклама »
Расследование

Резиденты и беженцы. Украинки рассказывают свою историю

Украина беженцы Монако Лазурный берег
Все права защищены

Тетяна, Наталья, Лариса и Жанна пережили войну по-разному, но получили одну и ту же травму.

Тетяна и Наталья: бегство от войны любой ценой

С желто-синим плетеным браслетом на запястье Тетяна подает кофе Наталье. Давние подруги из Киева. Тетяна – резидент Монако, она отвечает за работу с клиентами казино в Société des Bains de Mer. Наталья – бизнес-разработчик в одной из компаний в Киеве. Когда видишь, как они ведут себя и разговаривают, трудно представить, что обе женщины пережили ужасное испытание, о котором никогда не думали: бегство от войны.

Pеклама
Беженцы, резиденты, украинки Монако
Наталья и Тетяна на митинге в поддержку Украины в Ницце / Все права защищены

Я чувствовала себя как в фильме Спилберга

Тетяна

Первые бомбардировки

Все началось 17 февраля. Несмотря на то, что в Украине шептались, что Россия опасно приближается, никто не думал, что случится конфликт такого масштаба. Доказательством этого является то, что Тетяна прилетела с Лазурного берега, чтобы навестить своих родителей, которые болели COVID-19.

«Я поехала лечить их, к счастью, у них не было слишком серьезных симптомов», — говорит Тетяна. Обратный билет я взяла на 24-е число. Но все перевернулось – 24 февраля начался вооруженный конфликт. «Мои дети живут в Канаде. Из-за разницы во времени они раньше меня узнали, что происходит. Они позвонили мне в шесть утра. Они были очень обеспокоены. В окно я увидела людей, бегущих с чемоданами».

Pеклама »

Наталью разбудил вой сирен, который эхом разнесся по городу в 5.45 утра. Но она сначала не запаниковала: «Мэр Киева предупреждал нас, что часто будут проводиться учения. Я не сразу поняла, что происходит. Через несколько часов ее работодатель прислал ей письмо: все должны оставаться дома.

Женщины были абсолютно шокированы. Тетяна не сразу поняла, что ее обратный рейс определенно не состоится: «У меня это не укладывалось в голове. Я подумала: «Я поеду в аэропорт, мой рейс назначен на 24-е число, и все, я лечу домой!»» Наталья отговорила ее по телефону, и к счастью: инфраструктура была очень быстро разбомблена российскими войсками.

Украина Киев Бомбежки
Все права защищены

Нужно было действовать быстро. Наталья сразу же вспомнила о своей матери, которая находится на постоянном лечении. Она бросилась покупать лекарства. Открыты были только две аптеки, а очереди на тротуаре были бесконечны.

То же самое и с Тетяной, которая отправилась в продуктовый магазин. Двери были еще закрыты, но перед входом уже толпились люди. «В этот момент ты уже не думаешь, ты работаешь на автопилоте. Ты даже не знаешь, что купить… Я чувствовала себя как в фильме Спилберга», — говорит она.

Pеклама »

Очень быстро город погрузился в атмосферу военного фильма. Женщины слышали вдалеке взрывы бомб, фотографировали проезжающие русские танки и разрушенные здания. Им надо было уезжать, и быстро. Но как? Аэропорта больше не существовало, а выезжать на машине было слишком опасно из-за боевых действий поблизости и риска получить шальные пули. Было только одно решение: поезд.

Мы были напуганы, когда слышали сирены или когда люди громко стучали в двери

Наталья

Направление: неизвестность

Наталья живет рядом с вокзалом: она видела, что станция переполнена украинцами в состоянии паники. Она рассказала об этом Тетяне. Та поначалу колебалась, но ей все-таки пришлось решиться. Женщины провели несколько дней прячась в своих ванных комнатах, куда они перенесли кровати, а затем 1 марта они отправились на вокзал.

Тетяна показала нам фотографии на ее телефоне. На фотографиях – атмосфера Второй мировой войны: на кишащей людьми платформе родители поднимают своих детей над головами, пытаясь первыми погрузить их в вагоны.

Некоторые дрались, Тетяна даже получила несколько ударов в лицо. Другие вытряхивали чемоданы прямо на землю: большой багаж запрещен. «Нам сказали: «Или один ваш чемодан или один ребенок»».

В конце концов им обеим удалось сесть в поезд. Наталья также взяла с собой маму, собаку и кошку. Тетяне пришлось оставить своих родителей, так как они не хотели уезжать.

Pеклама »

Оказавшись в поезде, обе женщины поняли, что совершенно не представляют, куда едут. И они не единственные: они спрашивали других пассажиров, выкрикивали свои вопросы, задавали их контролеру. Никто не знал, куда шел этот поезд. Но главным в этот момент было уехать.

Пассажиры сидели буквально друг на друге, даже спали в коридорах. После 24 часов пути они, наконец, прибыли в пункт назначения: в Будапешт, в Венгрию. Обеспокоенный муж Тетяны забронировал для них номер в гостинице и билеты на самолет до Парижа. Хотя ужас остался позади, страх не покинул их.

«Мы пугались, когда слышали полицейские сирены или когда люди громко стучали в двери. Моя мама держала ставни закрытыми», — вспоминает Наталья. Но в Париже возникла другая проблема: если Тетяна проживала в Монако, то Наталья теперь была беженкой, без семьи и жилья во Франции.

Украина поезд побег
Все права защищены

Вся моя жизнь в чемодане

Наталья

Заново выстроить жизнь

Квартира Тетяны слишком мала, чтобы вместить двух человек и еще двух животных, но о том, чтобы оставить подругу на произвол судьбы, не могло быть и речи. Она использовала все доступные ей средства: социальные сети, друзей, коллег… И именно одна коллега из SBM, владелец пустующей квартиры в Ницце, согласилась приютить Наталью и ее маму.

«Я была очень тронута, увидев, как сильно Франция и Монако помогают Украине», – взволнованно признается Наталья. – Многие люди были готовы принять нас, я получила много сообщений от незнакомцев, которые были согласны нас приютить. Одна мама даже предложила нам комнату своей дочери, а сама готова была делить с ней свою спальню».

Pеклама »

С тех пор обе женщины, все еще не отошедшие от потрясения, пытаются жить дальше. Наталье приходится начинать все с нуля: «Вся моя жизнь теперь – в одном маленьком чемодане. Я даже не знаю, сохранилась ли моя квартира в Киеве или ее разбомбили. Я встала на учет в Центр занятости, мне нужно попытаться найти новую работу… Жизнь продолжается».

Дни Тетяны проходят в ритме телефонных звонков. «Я просыпаюсь и проверяю сообщения. Мои родители все еще там, они даже не могут спуститься в убежище в случае бомбардировок. Мне с трудом удалось найти местного жителя, который заботится о них, готовит для них еду. Я звоню им каждый день».

Кошмарная ситуация, которая влечет за собой ужасное чувство вины: «Как мы можем радоваться жизни, когда знаем, что наши близкие страдают? Мы сделали все возможное, чтобы уехать из Украины, но теперь, когда мы здесь, мы говорим себе, что не должны быть здесь, делаем вид, что ничего не произошло, ходим по ресторанам и кафе…»

Время заново выстраивать жизнь с одной целью: постараться жить как можно более нормально.

Лариса: оставив свою жизнь там

Украина Лариса Беженцы Монако
Все права защищены

Бегство от войны, во второй раз. Лариса, украинская беженка, живущая сейчас в Ницце, помнит день, когда ее жизнь изменилась. Во вторник, 8 марта, Лариса села в автобус из Киева с десятилетней дочерью под мышкой. Ее мужу и 22-летнему сыну пришлось остаться, чтобы защищать свою страну.

«Я не хотела уезжать, – объясняет она. – В 2014 году нам уже пришлось бежать из Северодонецка в Киев из-за конфликтов и взрывов. Мы оставались там в течение восьми лет и снова столкнулись с бомбардировками, хотя мы переезжали, чтобы обрести безопасное место… После этого ужасного испытания мой муж и сын убедили меня взять нашу дочь и отправиться за границу».

Pеклама »

Давняя подруга, которая покинула Украину в 2014 году, все организовала. Лариса и ее дочка должны были отправиться на автобусе из Киева в Ниццу, где живет подруга. Начался двухдневный путь побега из страны женщин с детьми.

Когда начались бомбардировки, у нас было полтора часа, чтобы собрать вещи.

Учимся жить вместе

Лариса и ее дочь некоторое время жили у этой украинской подруги, а затем их приютила одна семья в Ницце. Уже больше недели они живут у семейной пары с двумя детьми и собакой. Совместное проживание на данный момент проходит хорошо: «Я была очень удивлена теплым приемом во Франции. Когда вы приезжаете в новую страну, вы ничего не знаете, ничего не можете сделать, но на каждом вашем шагу есть кто-то, кто вам поможет. (…) Бесценно видеть здесь солидарность людей, которые переживают за вашу ситуацию, как за свою собственную. Многие люди помогали нам, особенно в административных вопросах или при языковом барьере».

Не владея французским и очень слабо английским, она умудряется общаться с принимающей семьей благодаря тому, что хозяйка – польского происхождения и прекрасно говорит по-русски. В новом доме у Ларисы и ее дочери есть своя комната и личное пространство. Жизнь семьи организована очень просто: «Утром все занимаются своими делами. А вечером мы все вместе собираемся на ужин. Они очень добры, они проявляют к нам много сострадания».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Князь Альбер II выразил готовность принять украинских беженцев в Монако

Однако, несмотря на такой теплый прием, Лариса продолжает думать о том, что она оставила там. Она растроганно вспоминает момент, когда ей пришлось все бросить: «Когда начались бомбардировки, у нас было полтора часа, чтобы собрать вещи (…) Это очень хороший дом и очень хорошая комната, но я скучаю по своему дому, по вождению собственной машины, по своей одежде…», — объясняет Лариса, добавляя, что им придется уехать в мае, поскольку в это время семья должна будет принимать родственников.

Pеклама »

Моя дочь спросила меня: «Мама, что мы сделали такого плохого, что они хотят нас убить?»

Поддерживать связь

Тем временем для Ларисы самое трудное – диалоги с дочерью. Малышке было всего три года, когда они переехали в первый раз, и она не очень понимала, что происходит, но сейчас ей уже десять. «В первый день она ничего не сказала. Она просто смотрела мне в глаза, она разделяла те же эмоции, что и я, но не задавала никаких вопросов. Пока однажды она не спросила меня: «Мама, что мы сделали такого плохого, что они хотят нас убить?» Достаточно сложно объяснить это взрослому, еще сложнее – ребенку».

Больше всего на свете Лариса хочет защитить свою дочь: «Большую часть информации мы получаем от наших друзей или родственников, которые остались там, а не из новостей. (…) Моя единственная цель сегодня – защитить мою дочь от ненависти».

Девочка только что поступила в школу в Ницце. Сначала она немного волновалась, но ее приняли очень хорошо. «Я уверена, что все пройдет хорошо, там зарегистрированы и другие украинские дети. Остальные будут говорить на языке сердца».

Со своей стороны Лариса делает все возможное, чтобы поддерживать связь с семьей в Украине. Конечно, с мужем и сыном, но также и ее мамой, которая до последнего момента отказывалась бежать из родного села. «Она устала убегать, -– говорит Лариса. – Но, когда не стало ни воды, ни еды, ни электричества, она все-таки уехала и теперь живет на западе Украины. Знаете, это русская рулетка: на любой дом, на любой город могут напасть в любой момент».

Несмотря на то, что сейчас она чувствует себя в безопасности, тревога не покидает ее, как и чувство вины. «Я надеюсь однажды вернуться домой, я люблю свою страну, я хочу вернуться… Быть со своей семьей, жить обычной жизнью, ходить утром на работу… Мы недостаточно осознаем, насколько ценна эта жизнь. (…) Нет оправдания убийству людей, дети не должны так страдать».

Сейчас Лариса надеется на чудо и мечтает о том дне, когда наконец-то будет объявлен мир.

Жанна: проживание конфликта на расстоянии

Жанна Пихуля уже десять лет живет и работает в Монако в агентстве недвижимости. В течение десяти лет она возвращалась в родную Украину только для того, чтобы повидать отца, который живет в маленьком городке в 300 километрах к востоку от Киева. Понадобилась всего одна ночь, чтобы все изменилось.

Украинка война резидент Монако
Все права защищены

«Это было ужасное утро», – говорит она. – 24 февраля я проснулась и, как обычно, посмотрела из окна на море. В тот день я увидела, что это был странный цвет. Он была не голубой, а скорее серый. Как будто что-то было не так. А когда я посмотрела в свой телефон, то увидела 60 пропущенных сообщений и звонков. Я сразу поняла, что происходит что-то ужасное. Мой отец звонил мне в три часа ночи, моя сестра, которая живет в Лос-Анджелесе и у которой разница во времени, тоже. Это было ужасно, ужасно. Я весь день не выпускала телефон из рук».

Те, кто бежал, видели совершенно ужасающие вещи

Шокирующая новость

Как и ее соотечественники, Жанна в тот день была абсолютно шокирована: «Я думала, что мы чему-то научились во время Второй мировой войны. Я не думала, что когда-нибудь столкнусь с войной. Я не верила в это до последнего момента, хотя были некоторые спекуляции, особенно со стороны СМИ. Я думала, они преувеличивают. Мы думали, что будет только небольшой конфликт на востоке, но никогда в Киеве или остальной части Украины. Шок огромный».

В тот момент имело значение только одно: вывезти отца. Но бежать из Украины с каждым днем становилось все труднее и труднее. «Это очень опасно: российская армия стреляет по гражданским машинам. Это русская рулетка, риск огромный», — говорит Жанна. С начала войны она слышала истории тех, кто бежал к границе, рискуя жизнью. «Невозможно рассказать историю войны, пока не переживешь ее… Те, кто бежал, видели совершенно ужасающие вещи».

Я думаю, что для Украины это уникальная возможность избавиться от российского влияния

Мобилизация, несмотря на расстояние

К счастью, отцу Жанны и его собаке удалось пересечь границу и через несколько недель добраться до Монако, где они сейчас и живут: «Я очень счастлива и чувствую облегчение. Вы должны понять, что люди, которые сегодня бегут из Украины, вынуждены делать это ради выживания. Люди вынуждены покидать свои дома, своих близких, свою работу… Поэтому многие из них хотят вернуться, хотя бы для того, чтобы посмотреть, сохранились ли их дома».

Сегодня Жанна старается помогать по мере своих возможностей. Она участвовала в акциях по сбору продуктов питания в отеле Marriott в Кап-д’Ае. И она с большим волнением наблюдала, как княжество стало поддерживать украинцев: «Было замечательно видеть все эти программы помощи, как, например, сбор перед Carrefour в Фонвьее».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Поддержите Украину, посетив культурное мероприятие

Жанна с надеждой смотрит в будущее, в тот день, когда война наконец закончится и страну придется отстраивать заново. Это, если не думать о самой войне, по ее мнению, может быть и благом: «Я думаю, что для Украины это уникальная возможность избавиться от российского влияния. Когда СССР распался, я думаю, у Украины не было шансов. Страна оказалась под контролем. Я думаю, что когда война закончится, все будет складываться лучше для Украины, по крайней мере, я надеюсь на это».