Pеклама »
Сюжет

«Дело Рыболовлева-Бувье»: решение ЕСПЧ может положить конец многолетним разбирательствам в Монако

Европейский суд по правам человека
Европейский суд по правам человека © Совет Европы

В четверг Европейский суд по правам человека вынес решение, которое может положить конец разбирательству, связанному с торговлей влиянием и коррупцией в Княжестве, также известному как «Монакогейт».

6 июня Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) единогласно постановил, что следственный судья Эдуар Левро и судебные органы Монако действовали неправомерно в отношении Тетьяны Бершеды, адвоката Дмитрия Рыболовлева.

Pеклама

Вспомним события

Девять лет назад началась тяжба, в которой столкнулись швейцарский арт-дилер Ив Бувье и президент ФК «Монако» Дмитрий Рыболовлев. Проживающий в Монако миллиардер обвинил своего советника в том, что тот обманул его более чем на €1 млрд при продаже предметов искусства. Рыболовлев подал жалобу в монакскую полицию на Бувье и их общую знакомую Таню Раппо, которая, по словам Рыболовлева, выступала в роли посредника и которую он обвинил в том, что она воспользовалась ситуацией для своего обогащения.

В феврале 2015 года адвокат Рыболовлева Тетьяна Бершеда во время ужина записала на телефон свой разговор с Раппо и Рыболовлевым, чтобы получить доказательства наличия сговора между Раппо и Бувье.

Pеклама »

Узнав о наличии тайной записи, Таня Раппо подала жалобу против Рыболовлева, Бершеды, а также тогдашнего генерального прокурора Монако Жан-Пьера Дрено. Раппо обвинила Бершеду в посягательстве на неприкосновенность частной жизни, а Рыболовлева и Дрено – в соучастии.

В 2017 году г-жа Бершеда по собственной инициативе передала свой телефон с этой записью в Службу общественной безопасности Монако для подтверждения подлинности аудиофайла. Именно в этот момент дело усложнилось.

Судебный следователь Эдуар Левро, занимающийся делом о вмешательстве в частную жизнь, запросил IT-специалиста провести экспертизу телефона Бершеды. Однако, как отмечается в решении ЕСПЧ, Левро запросил «широкий анализ всех данных [телефона Бершеды], включая ранее удаленные», а не просто проверку подлинности записи.

Pеклама »

Дополнительное дело

В результате проведенной экспертизы из телефона Тетьяны Бершеды, который она использовала как в личных, так и профессиональных целях, были извлечены десятки тысяч текстовых сообщений, MMS, сообщений iMessages и электронных писем, а также телефонных звонков за период более трех лет.

Именно с этих сообщений началось еще одно расследование – широкомасштабное дело о торговле влиянием и коррупции в Монако, в котором, помимо Рыболовлева и Бершеды, фигурируют бывший директор судебных служб Филипп Нармино, его сын и жена, бывший правительственный советник-министр внутренних дел Поль Массерон, бывший глава службы общественной безопасности Режис Ассо, два высокопоставленных сотрудника службы общественной безопасности Кристоф Аже и Фредерик Фюзари.

Pеклама »

Всем им были предъявлены обвинения после того, как выяснилось, что они упоминаются в сообщениях, извлеченных из телефона Бершеды.

Это расследование получило огромный общественный резонанс и даже получило название «Монакогейт», когда сотни СМС с телефона Бершеды, в нарушение тайны следствия, оказались в распоряжении СМИ. Несмотря на то, что судебный вердикт до сих пор не вынесен, средства массовой информации ухватились за это дело, которое нанесло ущерб репутации Княжества.

Утверждая, что следственный судья вышел за рамки расследования, предусмотренного его полномочиями, Рыболовлев и Бершеда подали в Монако несколько заявлений, чтобы оспорить проведение расследования. Однако все их ходатайства были отклонены сначала Совещательной палатой Апелляционного суда, а впоследствии Кассационным судом. Тогда, в июле 2019 года они обратились в Европейский суд по правам человека.

Pеклама »

«Ссылаясь на статью 8 (право на уважение частной жизни), заявители подали жалобу на массовый, неизбирательный и несоразмерный сбор всех данных – как “видимых”, так и удаленных, то есть “невидимых”. По мнению заявителей, эти необоснованные расследования были проведены без соблюдения привилегии на сохранение профессиональной тайны, на которую г-жа Бершеда имела право как адвокат», – пояснил в своем решении ЕСПЧ.

Ожидаемый исход для заявителей

В четверг, 6 июня, ЕСПЧ вынес свой вердикт. Все 7 судей единогласно постановили, что имело место нарушение статьи 8 конвенции о правах человека. В своем решении суд отметил, что «следственный судья слишком расширил рамки своего расследования и что надзорные судебные органы не смогли пересмотреть границы как порученного эксперту задания, так и самого расследования, чтобы те соответствовали полномочиям судьи».

Суд также выразил сожаление по поводу того, что «в этом деле следственный судья с самого начала не применил систему защиты привилегии адвоката на сохранение профессиональной тайны».

Реакция со стороны заявителей была незамедлительной. «В течение многих лет защита настаивала на следующем: для предъявления обвинений Дмитрию Рыболовлеву предыдущий следственный судья не имел права рыться в телефоне его адвоката, чтобы извлечь из него сообщения, связанные c ее юридической деятельностью. Поступив таким образом, следственный судья нанес серьезный ущерб профессиональной тайне адвоката», – говорится в заявлении адвокатов Рыболовлева.

Адвокат Тетьяны Бершеды, Себастьян Шапира, пояснил: «Суд отметил, что следственный судья не имел права рыться в телефоне адвоката, чтобы извлечь из него сообщения, которые относятся к ее юридической деятельности и частной жизни. Таким образом, он грубо посягнул на профессиональную тайну адвоката и статью 8 ЕКПЧ [Европейской конвенции по правам человека]. Суд напомнил, что было крайне важно строго регулировать подобную процедуру, равнозначную мероприятиям по обыску и конфискации в адвокатском бюро, поскольку адвокаты выступают вспомогательными работниками юстиции».

Конец «Монакогейт»?

Монакские разбирательства, ставшие результатом тяжбы между Рыболовлевым и Бувье, постепенно уходят в историю. Сначала было прекращено первоначальное судопроизводство о мошенничестве. В ноябре прошлого года стало известно, что следственные судьи Франк Вуо и Людовик Леклер, ведущие дело о посягательстве на неприкосновенность частной жизни, издали постановление о его прекращении в отношении Дмитрия Рыболовлева и Жан-Пьера Дрено. Тетьяна Бершеда в свою очередь была оправдана судом в марте этого года.

Что касается дела о торговле влиянием, то, как пояснил МТ адвокат Дмитрия Рыболовлева Мартан Рейно, «разбирательство больше ни на чем не основано, поскольку сообщения, незаконно извлеченные из телефона мэтра Бершеды, были единственной уликой против моего клиента».

Источник авторитетного французского издания Le Parisien, размышляя о перспективах расследования дела против Рыболовлева и бывших руководителей правоохранительных служб Княжества, в свою очередь, утверждает, что «сложно представить, что это решение не будет учтено. Разрушено само основание процесса».

Так что теперь, когда доказательства по делу о торговле влиянием признаны Европейским судом по правам человека незаконными, дело Рыболовлева наверняка получит еще один и, возможно, последний поворот.