Каждый вечер из сводок новостей мы узнаем, сколько людей умерло от коронавируса. С каждым разом цифры становятся всё больше, а былая впечатлительность от новостей о смерти меньше. На данный момент в мире насчитывается 244.000 человек, погибших от коронавируса. Их родные больше никогда не увидят их лица. А мы никогда не услышим их истории. С учетом борьбы за жизнь, происходящей в отделениях интенсивной терапии, и принятия законопроектов по «биоэтике», изменит ли COVID-19 наше восприятие смерти?

С самого начала пандемии всех интересует вопрос летальности вируса. Обескураживающая скорость его прогрессирования в организме и способность вызвать острый респираторный дистресс-синдром (ОРДС) заставили медицинский персонал опасаться огромного наплыва пациентов в отделениях интенсивной терапии и, как следствие, невозможность предоставления всем достойного ухода.

Добровольное прекращение жизни

«Сортировка больных» стала предметом многочисленных дискуссий, в частности потому, что она подразумевает, что врачи «оставят людей умирать». В некоторых французских больницах из-за нехватки коек и респираторов пожилым пациентам с вирусом пришлось назначать паллиативную терапию, а не интенсивную.

Над вопросом добровольного прекращения жизни правительство Княжества задумалось еще в январе и представило соответствующий законопроект в Национальный Совет. Его целью является создание ранее не существовавшей законодательной базы.

«Каждый больной имеет право на достойный уход и уважение» – говорится в первом из 24 разделов. Две основные темы, затронутые в законопроекте – облегчение состояния больного посредством ухода и нормативный аспект оказания медицинской помощи, направленной на поддержание жизни пациента любыми доступными средствами.

В законопроекте обращается внимание на ситуации, в которых пациент находится в тяжелом состоянии и понимает, что в скором времени его не станет. Задача законопроекта – дать такому пациенту сделать свой выбор. Например – изъявить о желании прекратить жизнь.

Если лечение подразумевает лишь облегчение страданий пациента и подавление его безрассудного упрямства, не имеет смысла проводить такое лечение, поскольку оно неизбежно закончится смертью пациента. «Любой человек, находящийся в терминальной фазе тяжелого, необратимого и неизлечимого заболевания, которому в краткосрочной перспективе прогнозируется смерть, может начать принимать, при необходимости, седативные препараты, дающие временное облегчение, в случае если страдания становятся невыносимыми и паллиативная помощь не помогает» – говорится в девятом разделе законопроекта.

В аналогичном направлении уже давно работает Франция. Там новые проекты по созданию нормативной базы для урегулирования вопросов прекращения жизни разрабатываются на основе закона Леонетти (loi Leonetti), принятого в 2005 году (в 2016 году в него были внесены поправки). Однако в стране звучат многочисленные призывы к пересмотру данных законов. Социолог Филипп Батай (Philippe Bataille), говорит, что вопрос нельзя так просто решить, например, из-за того, что некоторые люди могут просто не согласиться на осуществление преднамеренного прекращения жизни.

В других странах, таких как Бельгия и Швейцария, уже приняли меры, которые в некоторых случаях разрешают проведение эвтаназии и ассистированного суицида.

Траур в одиночестве

Тяжесть симптомов, вызванных коронавирусом у очень пожилых пациентов или пациентов со слабым здоровьем, вынуждала врачей принимать трудные решения в ситуациях, когда было невозможно спасти жизнь этих пациентов.

Во Франции, где в первые недели эпидемии наблюдался стремительный рост количества заболевших, соблюдать ограничительные меры приходилось и родственникам умерших. Это означает, что прощание происходило с соблюдением дистанции, без телесного контакта, а иногда и вовсе без возможности в последний раз увидеть родного человека.

Длительность церемоний также была сильно сокращена. Переживать траур теперь приходится в одиночестве, еще более глубоком, чем обычно. «В нашем западном мире переживание траура, как правило, связано с психологическим путешествием, осуществляемом внутри души. Запрет на проведение ритуальных церемоний в период самоизоляции подчеркивает социальную сущность траура» – рассказала исследователь Софи Арборио (Sophie Arborio) радио «France Culture».

Победить смерть?

В ближайшие недели и, возможно, месяцы многим людям понадобится поддержка. Нужно под новым углом посмотреть на цифры, которые не сходят с экранов последние два месяца, чтобы мы не забывали, что смерть не является абстрактным фактом. Люди не неуязвимы.

В 1974 году мыслитель Иван Иллич выступил против общества, которое стремится победить смерть, превратить ее в неестественный процесс. Сегодня, в эпоху повышенной жестокости, необходимо задуматься о нашем отношении к смерти, чтобы, возможно, переосмыслить ее и посмотреть ей в глаза.