Pеклама »
Сюжет

Дело Элен Пастор: десять лет борьбы за правду

Дело Элен Пастор
Войцех Яновский / Все права защищены

Кассационная жалоба зятя Элен Пастор отклонена. Разбор дела, сильно взволновавшего не только Княжество.

Ницца, 6 мая 2014 года. Элен Пастор (Hélène Pastor), монакская бизнес-леди, состояние которой оценивается в 12 миллиардов евро, отправилась в больницу Лярше. Как и каждый день, она навещает своего сына, Жильдо (Gildo), пострадавшего от НМК несколькими месяцами раньше.

Pеклама

Выйдя из больницы, она направляется в паркинг, к своему автомобилю, за рулем которого – ее водитель, Мохамед Дарвиш (Mohamed Darwich). В этот момент раздаются выстрелы: автомобиль расстрелян в упор из охотничьего ружья.

Нападение имеет роковой исход: Мохамед Дарвиш скончался 10 мая от ранений, а 77-летняя Элен Пастор – в ночь с 20 на 21 мая.

Pеклама »

Камеры наблюдения в паркинге позволяют быстро идентифицировать стрелка и его сообщника. Самин Саид Ахмед, предполагаемый убийца, и Альхер Амиди (Alhair Hamadi) – два молодых выходца с Коморских островов – арестованы. В ходе задержания выясняется, что нападение совсем не случайно – это заказное убийство.

Элен Пастор и Жильдо Палланка-Пастор. Все права защищены

«Непримиримая ненависть» к Элен Пастор

Молодые люди дружно указывают на Войцеха Яновского (Wojciech Janowski), польского бизнесмена и предпринимателя. Он хорошо известен в Княжестве, где, среди прочего, занимал должность сокоординатора в отношениях между Польской государственной торговой палатой и Палатой экономического развития Монако, основанной Мишелем Пастором, братом жертвы. В 2010 году он даже был произведен в офицеры национального ордена «За заслуги» тогдашним президентом Республики, Николя Саркози, за его благотворительную деятельность, в частности, направленную на детей, в том числе аутистов.

Pеклама »

Но Войцех Яновский – прежде всего, спутник и отец второго ребенка Сильвии Ратковской, дочери Элен.

Войцех Яновский и его спутница Сильвия Пастор, дочь Элен © Getty

Что же толкнуло этого бывшего добровольного почетного консула Польши в Монако на такое зверство? Он был арестован 23 июня 2014 года, и после шестого допроса, 26 июня, признался в заказе убийства своей тещи из любви к супруге, которую «психически угнетала ее мать». Яновский также признался, что воспользовался помощью своего спортивного инструктора (который нанял нападавших), но, затем отказался от своих показаний.

Pеклама »

Ссылаясь на плохое владение французским языком – хотя априори он не требовал переводчика – Войцех Яновский громко заявил о своей невиновности. Следователи установили, что многие факты играют против него. Начиная с крупных финансовых проблем польского бизнесмена, несмотря на состояние своей супруги и своей семьи.

Еще более тяжким фактом явилось то, что Войцех Яновский испытывал непримиримую ненависть к своей теще, ежемесячно выделявшей своей дочери 500 000 евро на карманные расходы. «Он жил только этими деньгами. Он был загнан в угол и мог быть приговорен польским правосудием к штрафу в 30 миллионов евро [за приобретение польского НПЗ, за который он не рассчитался, прим. ред.]», сообщил, помимо того, источник, близкий к делу, из издания Midi Libre. Кроме того, издание добавляет, что Яновский «мог испытывать унижение от недоверчивой и несговорчивой в делах тещи.»

Спортивный инструктор признался во всем

Летом 2014 года Паскаль Дюриак, спортивный инструктор Яновского, при задержании дает признательные показания. Он признается, что руководил наймом Самина Саида Ахмеда и Альхера Амади за гонорар в 140 000 евро. Дюриак также признается, что его работодатель собирался убить и Жильдо «выстрелом с дальней дистанции», как сообщает издание L’Express в своей статье, опубликованной в 2017 году.

Pеклама »

В том же году, после нескольких месяцев расследования, десять обвиняемых в убийстве, соучастии в убийстве и преступном сообществе предстают перед судом присяжных. Как объясняет издание Nice-Matin, среди них, естественно, два заказчика налета, стрелок и дозорный, а также Абделькадер Бельхатир, шурин Паскаля Дюриака, подозреваемый в его знакомстве с марсельскими нападавшими. «Трое других подсудимых, включая бывшего добровольного помощника жандармерии [Омер Абаль Лаор, Антони Колон и Салим Юссеф, прим. ред.] подозреваются в посредничестве и поставке оружия», уточняет то же издание.

Двое последних обвиняемых – по данным изданий Nice-Matin и Le Monde – «марсельский хулиган» Франсис Пуантю (Francis Pointu), за дачу ложных показаний, и его соседка, польский адвокат и племянница Яновского, за подкуп свидетеля. Племянница заказчика призналась, что по просьбе своего дяди заплатила Франсису Пуантю 60 000 евро, чтобы он дал следователю ложные показания в пользу Яновского и против Дюриака.

Но польская община пребывает в сомнениях. Как свидетельствует репортаж канала BFMTV, многие члены общины поддерживают Яновского, в частности в Ницце. Президент польского товарищества Ниццы описывает бизнесмена – самого щедрого своего покровителя – как «члена семьи». Он, как и другие его соотечественники, считает невозможным, чтобы человек, так много сделавший для других, мог совершить такой поступок. И все-таки…

Месяц процесса

Процесс начался 17 сентября 2018 года в суде присяжных г. Экс-ан-Прованс. В течение целого месяца судебных заседаний одно за одним вскрываются новые обстоятельства дела. По информации журнала L’Express Сильвия Ратковкая (Sylvia Ratkowski) каждый месяц выписывала своему супругу банковские чеки без указания суммы. Яновский систематически вписывал в эти чеки суммы от 200 000 до 250 000 евро и клал их на счет Сильвии в банке BNP в Монако. Официально эти суммы должны были покрывать их постоянные издержки и текущие расходы.

В течение полутора лет, до самого нападения, из 9 миллионов евро, которые Элен Пастор выплатила своей дочери, 6,5 миллионов были переведены на персональный счет Яновского. Еще один миллион евро был зачислен на счет компании Firmus. Эта компания питала персональный счет Яновского.

«Ужаснувшись» масштабам этих хищений, Сильвия Ратковская узнает обо всем мошенничестве, организованном ее спутником: секретная ипотека их дома в Лондоне, «забвение» страховых взносов за ее автомобиль и за ее медицинскую страховку и пр. Яновский даже уверял, что выплачивал Оливии, дочери Сильвии от предыдущего брака, по 500 000 евро в год на учебу на стоматолога в США, в то время как эта учеба стоила лишь половину этой суммы.

Польскому бизнесмену не хватило всех этих махинаций, чтобы решить свои финансовые проблемы, и он принимает решение заказать убийство Элен Пастор.

Яновский заявляет о своей невиновности

«Я невиновен, я не совершал никаких преступлений, вот и все», заявляет Яновский в первый же день процесса. Газета Le Monde освещает заседания суда. Бизнесмена защищает видный адвокат Дюпон-Моретти, ныне министр юстиции.

Сначала он оспаривает условия задержания своего клиента и выражает сожаление по поводу отсутствия адвоката с первых часов задержания. Однако, обвиняемому предоставлялась такая возможность, но он ей не воспользовался. После просмотра видео о задержании аудитория убедилась в том, что никаких нарушений не было.

Яновский не один заявил о своей невиновности. Самин Саид Ахмед, подозреваемый стрелок, также отрицает предъявленные ему обвинения. И все это несмотря на то, что участники налета совершили очень много ошибок: в частности, непосредственно перед нападением они забыли в гостиничном номере флакон жидкого мыла (с которого были сняты следы ДНК) и поехали на место преступления на такси.

Что касается Паскаля Дюриака, он, напротив, сознается в содеянном и заявляет, что действовал по распоряжению и под влиянием Яновского. Альхер Амиди признается в своей роли дозорного, но отказывается от своих предыдущих заявлений о найме стрелка.

По информации газеты Le Monde прочие обвиняемые скорее ошеломлены происходящим. «Я не убийца, у каждого свои дела», утверждает один. «Я просто хотел помочь другу», защищается второй.

«Я потеряла мать, потеряла Войцеха, у меня больше ничего нет»

Затем выступают свидетели для воссоздания картины случившегося. Газета Le Figaro сообщает, что один из них разговаривал с Элен Пастор непосредственно перед нападением. Оправляясь от НМК, как и Жильдо, Филипп курил сигарету в своем инвалидном кресле. «На тот момент я не знал, кто такая госпожа Пастор. Она со мной поговорила. Она спросила, что со мной случилось. Потом она мне сказала, что надо хранить надежду, что медицина шагнула далеко вперед», заявил он перед судом присяжных, и объяснил, что он думал, что его пытаются обокрасть.

Чтобы скрыть истинные мотивы преступления, Яновский и Дюриак предложили нападающим «бонус» взамен на убийство водителя и кражи сумочки Элен Пастор, чтобы представить произошедшее, как неудачное ограбление. «Бонус» в размере 40 000 евро.

Затем последовало свидетельство Сильвии Ратковской, выступающей в качестве потерпевшей, которая рассказала о своем разговоре с Яновским в период его содержания под стражей. «Он сказал, что заказчиком убийства был он, что он хотел меня спасти. После этого я упала в обморок», вспоминает она.

После этого обвиняемый отказался от своих показаний. «Вы считаете Войцеха Яновского виновным?», спросили Сильвию. «Это такой кошмар, что я уже не знаю, что и думать. Я потеряла мать, потеряла Войцеха, у меня больше ничего. Я хочу знать правду», ответила она.

Прокурор запросил пожизненное заключение

Правда открылась. Вновь заявив о своей невиновности и даже утверждая, что он подвергался угрозам и попыткам вымогательства со стороны Паскаля Дюриака, Яновский в конце концов был прижат к стене ввиду противоречивых элементов, выявленных в ходе следствия и процесса.

Прокурор Пьер Кортес запросил максимальную меру наказания для Яновского по обвинению в заказе двойного убийства – Элен Пастор и Мохамеда Дарвиша. Пьер Кортес даже счел, что этот жуткий план зародился еще в 2012 году, когда у Сильвии Ратковской был диагностирован рак груди. Этот диагноз напомнил Яновскому, что в случае смерти его спутницы ему не достанется ничего ввиду того, что он не фигурировал в ее завещании, и они не были женаты.

В результате прокурор запросил против него наказание в виде пожизненного лишения свободы без права досрочного освобождения в течение 22 лет. К пожизненному лишению свободы были также приговорены убийца и дозорный.

Против Паскаля Дюриака прокурор запросил тридцать лет лишения свободы. Что касается шести других обвиняемых, в зависимости от их роли в этом деле, Пьер Кортес запросил сроки от 2 до 18 лет лишения свободы.

Адвокат Дюпон-Моретти в последний раз пытается спасти своего подзащитного, признавая его вину только в убийстве Элен Пастор, но не в убийстве Мохамеда Дарвиша.

Войцех Яновский «с самого начала понял, что его представили мерзким типом. Я хотел бы кратко рассказать вам о нем. Он родился в коммунистической, сталинской Польше. Его мать попала в тюрьму. Все имущество его отца конфисковали. А в семье Пастор он стал мальчиком на побегушках. От него требовали, чтобы он не был бедным. Поэтому он напридумывал себе дипломов. Да, он обманывал. Но разве мы с вами никогда не обманывали? Да, он старался как-то существовать», продолжил адвокат.

«Моя единственная мотивация – любовь к моей жене и страдания моих детей», объяснил его клиент во время содержания под стражей. «Вот мотив, вот преступление Войцеха Яновского», воскликнул адвокат Дюпон-Моретти (Dupond-Moretti).

Кассационный суд отклонил жалобу

В конце концов, Войцех Яновский был приговорен к пожизненному лишению свободы с правом досрочного освобождения. Такое же наказание постигло Самина Саида Ахмеда и Альхера Амади. Паскаль Дюриак приговорен к тридцати годам лишения свободы.

В 2019 году Яновский подал в суд на своего адвоката, признавшего его вину без его согласия, а также за «неоказание помощи в период расследования». По информации газеты Le Monde Дюпон-Моретти встретился с ним всего два раза за пять лет. Информационное агентство AFP связалось с адвокатом Дюпон-Моретти, но тот отказался от комментариев, заявив, что это «профессиональный адвокатский секрет».

Приговоры о пожизненном лишении свободы заказчику и исполнителям убийства были подтверждены Апелляционным судом присяжных департамента Буш-дю-Рон в 2021 году (после отсрочки из-за пандемии Covid-19).

Все трое и Омер Лаор, приговоренный к шести годам лишения свободы, как последнее средство, подали кассационную жалобу. Как сообщает издание 20 Minutes, 21 июня этого года высшая французская юрисдикция отклонила эту жалобу. Спустя почти десять лет после событий, это решение поставило точку в этом деле, которое навсегда останется в анналах Монако.